Галерея современного искусства. Портфолио художников, скульпторов, мастеров декоративно-прикладного искусства, иллюстраторов

Работы за месяц

Новые авторы

Купить работу

В галереи ArtoSpace Вы можете приобрести или заказать живопись, графику, скульптуру, изделия декоративно-прикладного искусства. Подробнее о том как купить картину, работу

Ваша галерея

Уважаемые авторы, для того чтобы создать свою галерею (бесплатно), зарегистрируйтесь и Вы сможете размещать свои работы для продажи, авторского повтора, просмотра. Создание арт галереи

Возможности

О возможностях галереи и как эффективнее ими воспользоваться, читайте в разделе О арт галерее

Новости галереи

Объединены две языковые версии, русская и английская, на одном адресе artospace.com

Статьи об искусстве

Художники XV века
Художники XVI века
Художники XVII века
Статьи о русской живописи

Разное

Карта сайта
Картины художников

Портрет Мусоргского

На этих днях на передвижной выставке выставлен портрет Мусоргского*.
Портрет этот — одно из крупнейших произведений Репина, новый
его шаг вперед... \
Какое счастье, что есть теперь этот портрет на свете! Ведь Мусоргский — один
из самых крупных русских музыкантов, человек, которого, по всей справедливости,
надо было похоронить на кладбище Александро-Невской лавры, вблизи
от Глинки и Даргомыжского. По силе, глубине, оригинальности и народности
таланта он близко к ним примыкал. Создания его займут великую страницу
в истории русской музыки. Конечно, с Мусоргского снято было в прежние годы
несколько хороших фотографических портретов, но что такое фотография в
сравнении с таким созданием, как портрет, деланный рукою высокого художника!
А Репин мало того, что большой живописец,— он еще много лет был
связан с Мусоргским дружбою и от всей пламенной души любил и понимал музыкальные творения Мусоргского. Оттого-то и портрет вышел у него таков,
что без волнения и радости не взглянет на него никто из тех, у кого есть
истинное художественное чувство в душе.
И. Е. Репину привелось увидать Мусоргского в последний раз в начале поста.
Он сам приехал сюда из Москвы для передвижной выставки; Мусоргского он
застал уже в Николаевском военном госпитале. По всем признакам судя, Репину
в нынешний приезд надо было торопиться с портретом любимого человека: ясно
было, что они уже более никогда не увидятся. И вот счастье поблагоприят-
ствовало портрету: в начале поста для Мусоргского наступил такой период
болезни, когда он посвежел, приободрился, повеселел, веровал в скорое исцеление
и мечтал о новых музыкальных произведениях, даже в стенах своего
военного госпиталя. Надо сказать с глубокою благодарностью: всем этим он был
обязан доктору Л. Б. Бертенсону, который относился к нему не только как к
пациенту вообще, но еще как к приятелю, другу, к человеку с историческим
значением. Помещение, вся обстановка, бесконечное попечение, заботливость —
все это было в госпитале в отношении к Мусоргскому таково, что он многим из
друзей и приближенных, навещавших его (в том числе и мне), много раз
повторял, что ему тут так хорошо, как будто он находится у себя, дома, среди
самых близких родных. В такую-то пору увиделся с Мусоргским и Репин. Вдобавок
ко всему погода стояла чудесная, и большая, с высокими окнами комната, где
помещался Мусоргский, была вся залита солнечным светом.
Репину удалось писать свой портрет всего четыре дня: 2-го, 3-го, 4-го и 5-го
марта; после того уже начался последний, смертельный период болезни. Писался
этот портрет со всякими неудобствами: у живописца не было даже мольберта,
и он должен был кое-как примоститься у столика, перед которым сидел в
больничном кресле Мусоргский. Он его представил в халате с малиновыми
бархатными отворотами и обшлагами, с наклоненною немного головою, что-то
глубоко обдумывающим. Сходство черт лица и выражение поразительны. Из
всех, знавших Мусоргского, не было никого, кто не остался бы в восторге от этого
портрета — так он жизнен, так он похож, так он верно и просто передает всю
натуру, весь характер, весь внешний облик Мусоргского.
Когда я привез этот портрет на передвижную выставку, я был свидетелем восхищения,
радости многих лучших наших художников, товарищей и друзей, но
вместе и почитателей Репина. Я счастлив, что видел эту сцену. Один из самых
крупных между всеми ими, а как портретист бесспорно наикрупнейший, И. Н.
Крамской, увидев этот портрет, просто ахнул от удивления. После первых секунд
общего обзора он взял стул, уселся перед портретом, прямо в упор к лицу, и долго-долго не отходил. «Что этот Репин нынче делает,— сказал он,— просто непостижимо. Вон посмотрите его портрет Писемского — какой chef-d'oeuvre!
Что-то такое и Рембрандт и Веласкес вместе. Но этот, этот портрет будет,
пожалуй, еще изумительнее. Тут у него какие-то неслыханные приемы, отроду
никем не пробованные,— сам он я, и никто больше. Этот портрет писан бог знает
как быстро, огненно — всякий это видит. Но как нарисовано все, какою рукою
мастера, как вылеплено, как написано! Посмотрите эти глаза, они глядят, как
живые, они задумались, в них нарисовалась вся внутренняя, душевная работа
той минуты, а много ли на свете портретов с подобным выражением? А тело,
а щеки, лоб, нос, рот — живое, совсем живое лицо, да еще все в свету, от первой
до последней черточки, все в солнце, без одной тени — какое создание!» И. Н.
Крамской многое еще высказывал в том же смысле, радуясь и любуясь на
большого художника, товарища. Но чтоб все это было возможно—и эта радость
на товарища, и это художественное торжество оттого, что собрат по искусству
идет в гору,— для этого много надо: надо самому носить внутри себя большой
талант и большое сердце.
Портрет Мусоргского уже отныне может вполне считаться народным достоянием:
еще не видев его и только вследствие известия, что Репин пишет портрет
Мусоргского, его купил за глаза П. М. Третьяков, а ведь всю свою чудную
коллекцию русских картин, где столько великолепных портретов крупнейших
русских художников и писателей, написанных Перовым, Крамским и Репиным,
он уже и теперь завещал московскому публичному музею, то есть русскому
народу.
 
Источник - В.В. Стасов. Избранные статьи о русской живописи.